Версия для слабовидящих

НОЦ Традиционная культура и фольклор Ульяновского Поволжья

Положение о НОЦ

 

Собирание и изучение русского фольклора в Ульяновском государственном педагогическом университете им. И.Н. Ульянова

Начало собирания и изучение русского фольклора в Ульяновском государственном педагогическом университете им. И.Н. Ульянова связано с именем Петра Сергеевича Бейсова (1906-1976). Фольклорист, литературовед, блистательный педагог, организатор местного отделения Общества охраны памятников, председатель Ульяновского отделения союза писателей России именно он, будучи демобилизован по ранению из действующей армии, первым в послевоенное время приступил к организации собирания фольклора на территории Ульяновской области. Его интересовали песенники, которые вели девушки-студентки, и частушки, которые они сами пели на гуляниях в сельских клубах, и устные рассказы о прошлом, в том числе о Ленине. Несмотря на то, что фольклористика не была главным делом его жизни, в течение 30 лет непрерывной собирательской работы под его руководством был собран большой и разнообразный фонд фольклорных материалов, опубликованы десятки статей, в которых не только вводился новый материал, но и осмысливались некоторые современные явления фольклора. Велась им работа и по подготовке сборника русского фольклора Ульяновского Поволжья, которая, к сожалению, не была завершена. Все эти материалы теперь хранятся в личном фонде П.С. Бейсова в Государственном архиве Ульяновской области.

Новый этап фольклористической работы начался с приходом в университет в 1974 г. М.П. Чередниковой. С этого времени начинается интенсивная экспедиционная работа, теоретическое изучение классических и современных жанров и жанровых форм, издательская деятельностью, расширение форм использования фольклора в учебном процессе. Весь этот этап может быть условно разделен на четыре периода: 1) середина 1970-х – вторая половина 1980-х; 2) вторая половина 1980-х – середина 1990-х; 3) середина 1990-х – 2000; 3) с 2000 г по настоящее время. В первый период главной задачей стало проведение комплексного первичного обследования области. Хотя Ульяновская область не является белым пятном на фольклорной карте России, тем не менее комплексное обследование ее в нынешнем веке не совершалось ни областными, ни республиканскими организациями и учреждениями. В 1975 году М.П. Чередникова совместно с В.В. Чихалёвым (Областной дом народного творчества) организовала и провела первую комплексную фольклорно-этнографическую экспедицию, в которой приняли участие кроме студентов Ульяновского педагогического института музыковед Б.И. Борисенко, тогда еще аспирант Саратовской консерватории, и студентки Московского института культуры.

В качестве объекта обследования был выбран Теренгульский район. Расположенный в центре области, тогда еще обладавший богатой и развитой песенной и обрядовой традицией, он давал возможность увидеть общую картину состояния фольклора в его традиционных и новых формах, выявить некоторые региональные особенности, уточнить существовавшие вопросники и анкеты по собиранию фольклора. Изучение района осуществлялось тремя группами (руководители М.П. Чередникова, В.В. Чихалёв и М.Г. Матлин) в течение 20 дней. Собранный материал стал основой фольклорного архива кафедры литературы.

Установка на комплексный подход при изучении современного состояния фольклорной традиции сохранилась и в последующие годы, когда к музыковедческому и этнографическому аспектам был добавлен хореографический благодаря участию в экспедициях Н.Ю. и В.А. Ионовых.

Следующая экспедиционная поездка в 1976 году в Майнский район осуществлялась уже только одной группой (руководитель М.П. Чередникова). Исходя из выявленных особенностей фольклорной традиции центра области, основное внимание было обращено на песенные и прозаические жанры как традиционные, так и новые (жестокие романсы, песни литературного происхождения, мемораты, духовные стихи позднего происхождения и др.). Было также продолжено изучение особенностей репертуара и исполнительской манеры фольклорных коллективов, большинство из которых сформировалось на основе традиционных бытовых певческих групп и на которых академическая манера не оказала почти никакого воздействия. Подтвердилось выявленное в первой экспедиции наблюдение, что основным пластом традиционной лирики, сохранившимся в памяти исполнителей и частично в живом бытовании, является свадебная лирика во всех ее разновидностях, исключая заклинательные песни.

Экспедиция 1977 года работала в Карсунском районе. Особое внимание было уделено изучению своеобразия бытования внеобрядовой лирики в селах, где еще сохранялись традиции казачьей исполнительской манеры (Сухой Карсун, Большое и Малое Станичное и др.). Так как в селе Сухой Карсун существовал живой гончарный промысел, были изучены традиции, на основе которых он формировался, общие технологические приемы, используемые гончарами села, творческая манера отдельных мастеров, чьи работы пополнили формирующуюся этнографическую коллекцию кафедры литературы.

В связи с введением с 1978 года обязательной учебной практики по фольклору в педагогических институтах экспедиционная работа получила существенное расширение прежде всего за счет увеличения количества формируемых групп и студентов в них. Так в этом году собирательскую работу в Вешкаймском районе осуществляли уже две группы (руководители М.П. Чередникова и М.Г. Матлин). Сплошное обследование сочеталось со специализацией – из числа студентов-дипломников были сформированы небольшие группы, занимавшиеся собиранием одного жанра или группы жанров, например, народной прозы, народной лирики, календарных и свадебных обрядов, детским фольклором. Особое внимание было уделено обрядам и обрядовому фольклору, тем более что представилась возможность зафиксировать в естественном, живом бытовании обряд второго дня свадьбы «Поиски «ярки.

Апробированные формы и принципы экспедиционной работы были использованы и в последующие годы: Инзенский район – 1979, 1980; Сурский район – 1981; Барышский район – 1982; Кузоватовский район – 1983; Сенгилеевский район – 1984; Новоспасский район – 1985; Радищевский – 1986.

За эти 11 лет была обследована большая часть правобережья области, (не изучались районы, где преобладающим было нерусское население: Старо-Кулаткинский район (татары), Цильнинский район (чуваши)), а к началу 90-х и все правобережье в целом (Николаевский район – 1988, 1989; Павловский район – 1988, 1989), включая районы соседней Самарской области, входившие в XIX веке в состав Симбирской губернии (Сызранский район Самарской области – 1987; Шигонский район Самарской области – 1988, 1989, 1990)

В этот же период началась публикация собранных материалов и первичное их осмысление в докладах на научных конференциях, дипломных и курсовых работах.

Второй этап начался примерно со второй половины 1980-х годов и длился до середины 1990-х. Именно тогда стала проводиться повторная запись фольклора в уже обследованных регионах и отдельных населенных пунктах: село Потьма Карсунского района – 1987, село Большая Кандарать Карсунского района – 1989. Во время экспедиций в эти села (руководитель М.П. Чередникова) наряду с традиционными жанрами записывались мемораты, прежде всего о Великой Отечественной войне. В этот же период проходило систематическое повторное обследование Барышского района. В рамках этой работы, во-первых, были осуществлены вторичные записи песен как от тех же самых исполнителей, так и от новых; во-вторых, осуществлялись дополнительные записи обрядового фольклора (свадебного и календарного), уточняющие и корректирующие представления об особенностях, локальных и региональных, и о своеобразии его бытования на данной территории.

Кроме того некоторые экспедиции работали по специальным программам. Так, в частности, в 1985 г. под руководством В.Ф. Шевченко была проведена работа по программе «По следам записей семьи Языковых» (Карсунский район), С.М. Шаврыгин в 1988-1992 гг. осуществлял собирательскую работу по программе «Культура дворянской усадьбы» (Николаевский и Барышский районы), А.П. Рассадин проводил целенаправленный сбор меморатов о советских политических деятелях, в частности о М.А. Суслове, уроженце с. Шаховское Павловского района.

С 1987 года под руководством В.Ф. Шевченко началось систематическое изучение особенностей современного бытования детского фольклора в городе Ульяновске и Ульяновской области, продолжающееся и по сей день.

В связи с тем, что собирателями выступали студенты в основном первого курса, не имевшие еще опыта полевых исследований, основным методом собирательской работы для них стало интервью по специальным вопросникам. Вопросники были составлены на основе Полесской программы, в которую были внесены уточнения и дополнения, исходя из особенностей фольклорной традиции Ульяновской области, выявленных в ходе первых десяти лет работы.

Итогом работы за эти 20 лет стал большой фольклорный архив, созданный при кафедре литературы, включающий в себе записи всех жанров традиционного крестьянского и городского фольклора практически по всем населенным пунктам области. Таким образом, задача первичного обследования нашего региона была успешно решена. Было установлено, что на территории области почти завершилось живое бытование большинства форм классического крестьянского фольклора, а для жанров, сохранившихся в памяти отдельных исполнителей, характерно разрушенное или полуразрушенное состояние. Однако затухание традиции носило неравномерный характер, существовали села, где в силу разных обстоятельств дольше сохранялись некоторые классические жанры или отдельные эпические или лирические сюжеты.

Другим важнейшим итогом стало формирование научной школы, в рамках которой научную и научно-педагогическую деятельность осуществляли ученики М.П. Чередниковой – М.Г. Матлин, А.П. Рассадин, С.М. Шаврыгин, Н.А. Павлова, С.А. Симонова, В.Ф. Шевченко и мн. другие.

Третий период начинался, примерно, с середины 90-х годов и длился до конца ХХ века. Именно тогда в 1995 году научная школа получила организационное оформление в виде Лаборатории традиционной культуры и фольклора, которую возглавила и которой продолжает руководить до сегодняшнего дня проф. кафедры литературы М.П. Чередникова. В Лабораторию вошли как преподаватели кафедры, так и аспиранты, студенты, выбравшие фольклористику в качестве научной специализации. Благодаря новой организационной форме стало возможным расширение и углубление научно-образовательной деятельности. Как известно, именно в это время происходит существенное изменение не только в понимании фольклора, но и в определении объекта изучения полевой фольклористики. От филологической установки на фиксацию текста с описанием некоторых наиболее общих моментов его бытования (как правило, в полевом дневнике), полевая фольклористика, осваивая социологические, культурологические принципы и методы изучения процессов и явлений, переходит к исследованию функционирования фольклорного явления в конкретной социокультурной среде.

Это обусловило особый интерес к живым процессам в сфере современной традиционной культуры – к современной свадьбе, родильно-крестильному и похоронно-поминальным обрядам, к народной врачебно-магической практике, к детской субкультуре в целом. Помимо традиционного интервью с закрытыми или открытыми вопросами, использовался метод включенного наблюдения с фото- или видеофиксацией, началось собирание бытовых видеозаписей как специфических, но очень важных документов по традиционной культуре.

 В этот же период развертывается изучение фольклорных форм малых социальных групп провинциального города: курсантов военных училищ, студентов высших учебных заведений, туристов, парашютистов и летчиков, автостопщиков, «хиппи» (или членов «системы») и др.

Изменилось изучение и фольклорной традиции в сельской местности. Главным направлением работы все больше и больше становилось выявление духовной этнической традиции как целостной системы в жизни отдельного информанта. Эта задача определила и методику записи, при которой фиксировался не фольклорный текст в узком смысле этого слова, а рассказ о событиях личной жизни, впечатлениях и переживаниях, связанных с жизнью близких людей, односельчан, в которых воссоздавалась система представлений, верований, обрядов и ритуалов в данном локусе или ареале. Работа с одним информантом в этом случае позволяет выявить «включенность» каждого члена коллектива в традицию, характер эмоциональных переживаний, с ней связанных, а также восприятие традиции индивидуальным сознанием. Цели и задачи полевых исследований определили достаточно узкий круг информантов, с которыми проводились беседы собирателей. Однако подобная методика оправдала себя, так как позволила выявить широкий контекст локальной духовной этнокультуры, актуальность которой осознается всеми без исключения рассказчиками.

Существенно расширилась на этом этапе не только полевая работа. Благодаря грантам РГНФ и Института «Открытое общество» была проведена Международная научная конференция «XI Виноградовские чтения» (1998 г.) и изданы материалы как этой конференции, так и предшествующей («X Виноградовские чтения»), а также библиографический указатель «Георгий Семенович Виноградов и Виноградовские чтения». Началось издание сборников статей серии «Проблемы полевой фольклористики», в рамках которой позднее выделилась подсерия «Духовная культура русских Среднего Поволжья». Материалы по традиционной русской свадьбе в Ульяновской области были размещены в Интернете и открыты для свободного доступа по адресу: http://www.russwedding.narod.ru. В указанных изданиях напечатаны вопросники по собиранию отдельных жанров русского фольклора и обрядовых форм, опубликованы собранные полевые материалы и научные статьи, в которых осмысляются некоторые явления и процессы в области традиционной культуры.

Очень важным итогом формирования и развития научной школы стало открытие аспирантуры по русской фольклористике, через которую прошли около десяти учеников М.П. Чередниковой, впоследствии успешно защитивших кандидатские диссертации. Среди них кандидаты филологических наук Е.Н. Пономарева, А.П. Липатова, Е.В. Сафронов и др.

Многие студенты получили в составе данной школы прекрасную научную подготовку. В связи с открытием на факультете национального отделения (татарского и чувашского) под руководством Р.К. Садыковой и Е.С. Нагорновой началось собирание и изучение фольклора этих народов.

Последний период начался с 2000 г. года, когда фольклористы Ульяновского педагогического университета совместно со старшими научными сотрудниками ИЭА РАН И.С. Слепцовой и И.А. Морозовым приступили к работе по подготовке Этнодиалектного словаря традиционной культуры русских Ульяновской области. В 2000 году по результатам первого года работы проблема была конкретизирована и локализована – анализ записанного материала показал, что ареальные исследования целесообразно проводить на ограниченной территории, для которой характерны устойчивые формы жизнедеятельности, обусловленные исторически сложившимися хозяйственно-экономическими связями. Такой территорией в пределах Ульяновской и прилегающей к ней областей является бассейн реки Суры.

Как и на предыдущем этапе, в центре полевых исследований остается своеобразие бытования в ХХ веке традиционных форм народной культуры – календарных обрядов и праздников, свадьба, похоронно-поминальной обрядности, народного православия, народной прозы (былички, легенды, предания, рассказы о сновидениях и проч.).

Большое внимание в этот период Лаборатория уделяет использованию видеозаписи для фиксации и изучения русской традиционной культуры. Записываются как интересные исполнители традиционных жанров русского фольклора (народная лирика, сказочная и несказочная проза), так и воспоминания о календарных, семейных обрядах. При этом часто используется прием научной реконструкции, когда на основе предварительного и тщательного сбора сведений об обряде носителями традиции исполняется обряд с возможной максимальной полнотой. Так, например, нам удалось в 2003 г. реконструировать и зафиксировать на видео один из вариантов уникального весеннего обряда «Похороны Ярилы» в с. Большое Шуватово Инзенского района.

На основе полевых видеофиксаций Лабораторией создаются этнографические видеофильмы, некоторые из которых участвовали в 3 и 4 Российском фестивале антропологических фильмов в г. Салехарде (2002 г. и 2004 г.) и Московских международных фестивалях «Камера-посредник» (2004 г. и 2006 г.).

Благодаря использованию цифровых технологий в аудиозаписи сегодня появилась возможность не только осуществлять в полевых условиях записи почти студийного качества, но и оцифровать то, что было зафиксировано в 70-90-х годах на магнитной ленте. После небольшой реставрации появилась возможность приступить к созданию аудиодисков, что позволяет обращаться к аутентичному фольклору в учебной и культурно-просветительской деятельности.

Лаборатория традиционной культуры в своей деятельности взаимодействует с такими крупнейшими научными и учебными центрами России, как Государственный республиканский центр русского фольклора, кафедра русского устного народного творчества МГУ им. М.В. Ломоносова, Институт этнологии и антропологии РАН, Центр типологии и семиотики фольклора Института высших гуманитарных исследований РГГУ. В течение последних лет реализован ряд важных научных и культурных проектов совместно с Центром развития и сохранения фольклора Центра народной культуры Ульяновской области.

Завершением этого этапа и в то же время важным итогом всей полевой, научной и издательской деятельности Лаборатории стало издание совместно с коллегами из ИЭА РАН двухтомного словаря «Традиционная культура Ульяновского Присурья», получившего высокую оценку научного сообщества.

Поэтому естественным и органичным представляется преобразование Лаборатории в Научно-образовательный центр «Традиционная культура и фольклор Ульяновского Поволжья». Это будет способствовать не только более качественному решению таких актуальных задач, как оцифровка текстов, аудио-, видеоматериалов, фотодокументов, что позволит приступить к созданию электронного архива и последующему размещению его в сети Интернет, но также разработке и реализации новых научных, образовательных и культурных проектов.




Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования
«Ульяновский государственный педагогический университет имени И. Н. Ульянова»
432700 Ульяновск, площадь 100-летия со дня рождения В. И. Ленина, дом 4.

Яндекс.Метрика